?

Log in

No account? Create an account

***

Если я правильно помню, то Пастуро в "Истории цвета" пишет о том, что мы не можем правильно воспринимать старые росписи в соборах, потому что не знаем, какое было тогда освещение и как время обошлось с красками.

Спорить с этим сложно, но вот эти краски и орнаменты завораживают и сейчас, несмотря на утраченные фрагменты, музейное освещение и так далее. Я - не религиозный человек, но чувствую здесь присутствие волшебства высшего порядка.

Смешение культур рождает истинную красоту.




 

 

Дальше историческая справка, утянутая с Википедии, и фотографии, если если кому интересно.Collapse )

***

 Я - человек консервативный при всей демократичности. До сих пор ношу часы, скучаю по кнопочным телефонам, не люблю зверей и птиц в сообщениях (сама обхожусь скобочкой, если хочу очень пошутить, то несколькими), новые версии Виндоус повергают меня в уныние, новое оформление почты вгоняет в тоску. Не, я - за прогресс. Но в разумных пределах. "Оно работает, вот и не трогай" (с).

К чему это я? Обнаружила сегодня седые волосы. Теперь могу брюзжать сколько влезет.

Прощание

Все дело в том, что неуловимая легкость ялтинского воздуха была даже не повсеместной. Она проникала в организм на клеточном уровне, честное слово. В другом городе такое ощущение можно "поймать", пожалуй, только в апреле - предчувствие весны, воздушное, словно перышко на ветру. Нежное приятное головокружение. В Ялте это было круглый год. Особенно, когда поднимешься чуть выше, на Поликуровский холм, вздохнешь полной грудью - и вот - оно.
 
И на такой неустойчивой платформе базировалось все остальное - воздух, вино, манера общения, улыбки, атмосфера. Жизнь)

***

По большому счету, путешествия - это гимнастика для глаз (и пожрать, конечно, куда без этого). Тренировка способности различать новые цвета, фактуры, четкость линий и теней. 
Пристальное внимание к деталям всегда интереснее панорамных снимков, как по мне.

RIP

 Андрей Битов ушел.
 
Помню, как читала бесконечным последним школьным летом его "Пушкинский дом" и не хотелось, чтобы книга заканчивалась (хотя обычно я читаю запоем). 
А потом "Книга путешествий по империи", где в каком-то из очерков он описывал, как же вкусен лаваш с сыром и вином. Я немедленно отправилась в магазин, купила лаваш, адыгейский сыр, дома нашла какое-то вино (лето, родители на даче). И, конечно, была разочарована.
 
А издание "Пушкинского дома" было таким, как на картинке. С пожелтевшими шершавыми страницами.

Быдгощ

Правильный европейский город убивает понятие горизонта. Петляя по узким улицам, нет никакой возможности смотреть вдаль. А вот вскидывать голову приходится очень снова и снова. Хорошая гимнастика для шеи. И удовольствие для глаз. Быдгощ - это магия красного кирпича (и не говорите, что такой нет), чуткое внимание к деталям, явное предпочтение зеленому и гипнотический шум воды. Конечно, я - сторонник того, что в городе надо как следует пожить, чтобы понять-принять-простить, но короткий визит тоже хорош. Своей необязательностью. Словно идеальное первое свидание без каких-либо последствий.




Остров сокровищ

В память о Давиде Черкасском пересмотрела "Остров сокровищ". Конечно, все началось с мультфильма. Все эти песни, фразы, голоса, интонации осели в сознательном и бессознательном еще до книги. Получается, что к первоисточнику я была подготовлена. Джим, Ливси, Сильвер - все они уже были близкими и родными героями.
 
Но книга, черт возьми, книга просто "сорвала башню". Мне кажется, в то лето (восемь-девять лет? наверное, все-таки восемь, потому что в девять уже были "Мушкетеры", тоже кстати "подготовленные" кинематографом) я бредила "Островом".
 
Карта Флинта прекрасно легла на бабушкин сад: сокровища были спрятаны за теплицей, Бен Ганн обитал в вишневых зарослях, гараж (где хранился самый разнообразный хлам) стал фортом, а колодезная вода - ромом (вот от этого я и сейчас не отказалась бы). Самое волшебное пространство в моей жизни благодаря собственному воображению и старым книгам.

ЖЖ

Оказывается, ЖЖ уже давно не шлет мне уведомления о комментариях.
Так что, простите, если кому не ответила.

***

Это фотография для меня - квинтэссенция родины. До семи лет я жила на Урале и в Подмосковье, но именно эти кривые мостки на энгельской речке для меня родные. Буквально в двух минутах от дома моей бабушки, стоило только спуститься с небольшой горки. Летом сюда ходили полоскать белье, а зимой - на другой берег, чтобы кататься на санках. Сколько себя помню, мосткам старались придать более цивилизованный вид, но все попытки заканчивались крахом. Согласно какому-то неведомому закону мироздания, они должны быть такими шаткими, а рядом лежать колесо.
 
Фотографию я сделала, когда бабушкин дом уже несколько лет принадлежал другим людям, а я просто захотела посмотреть родные места в приступе внезапной ностальгии. 

Marsz Równości

 Стоило бы сначала успокоиться и написать завтра, но эмоции переполняют. Во-первых, здорово, когда хорошее случается в первый раз. Во-вторых, это был первый Марш равенства в Люблине (Marsz Równości w Lublinie), и впечатления условно можно поделить на две группы.
 
Первая, увы, мне не нравится. Потому что помимо марширующих была еще и антидемонстрация, которая была очень агрессивной. Началось с того, что, выйдя из автобуса, мы попали в дымовую завесу. Потом были еще оскорбления, где-то даже бросались помидорами и яйцами. И я, человек, привыкший чувствовать себя несколько иным, вдруг поняла, насколько может быть страшно быть другим по-настоящему ̶(̶а̶ ̶н̶е̶ ̶т̶о̶л̶ь̶к̶о̶ ̶п̶о̶т̶о̶м̶у̶,̶ ̶ч̶т̶о̶ ̶т̶ы̶ ̶в̶ы̶п̶е̶н̶д̶р̶и̶в̶а̶е̶ш̶ь̶с̶я̶)̶.̶ ̶
 
И здесь наглядно проявился эстетический конфликт (да-да, Иосиф Александрович, эстетика - мать этики и никак иначе). То есть была группа красивых, улыбающихся, ярких людей и масса, которая, как по мне, не может относится к тому же биологическому виду. И это было страшно.
 
А теперь к хорошему. Впервые в жизни я почувствовала, что моя полиция меня бережет. Безо всяких. Бережет от всего этого страшного и агрессивного очень тщательно и, я бы даже сказала, педантично.
 
И главное. На самом деле, это прекрасно. Солнце, музыка, приветливые люди, разноцветные флаги и праздничная атмосфера.
 
Давайте будем разными. Это же так интересно.
 
P.S. Тем не менее, последнее фото выглядит так, будто бы марширующих загнали за крепостную стену. Но будем считать, что это издержки архитектурного решения.
ФотоCollapse )

Река, мама читает вслух, дома с разноцветными наличниками, "Остров сокровищ", самолеты, лес и мухоморы, картины Вебера в Энгельсе (смотрим картинку), "Три мушкетера", лазить по деревьям, березовый сок, ужи, лошадь, автомат "Морской бой", мечты о кочующем цирке, пиратский игрушечный мушкет (смотрим картинку), моя книжная полка, очереди в Москве, ледяная горка, "Тень" в саратовском ТЮЗе, переговорный пункт, бабушкина выпечка, "Том и Джерри", ворованные яблоки, халявные походы в саратовский цирк, вечерний летний воздух, снова река.

Про любовь

Заниматься любовью - все спотыкаются об этот несчастный оборот. Но ведь язык - это такая система, в которой для всего найдется слово, если в нем есть потребность. Со стороны, из глубины веков, из романа полузабытого автора, но язык всегда предоставит необходимое. Значит, корявость языка показывает, что проблема с самим понятием. Или сама тема так старательно замалчивается, что и язык стал стыдливым?

Даже кальку с этого  make love можно было придумать получше. Заниматься можно фигней, а делать любовь. Делать, созидать, творить. В этих словах заложено хорошее. Любовь к труду, например. Смайл.

Впрочем, напрашивается и другое, довольно логичное объяснение. Подходящего слова или оборота не случилось, потому что мало занимались. Любовью.

Ястарня, возвращение

Кажется, я придумала, как образно и коротко описать суть Ястарни. Если бы хоббиты были рыбаками (ха-ха), то они были бы кашубами, живущими здесь. В низких домишках из красного кирпича, в старых прокоптившихся избах из черного дерева. И они ходили бы в море за рыбой на небольших катерах и лодках.

Любовь к родным морю, земле, дому - основа местной жизни, сильнее сего проявляющаяся  в деталях. В каждом пансионате - фигурки, статуэтки, фотографии, свечки - все то, что призвано отвечать за уют, теплоту и ощущение надежного дома, в который хочется возвращаться (вот, кстати, в Ястарню хочется возвращаться снова и снова).

И немыслимые расцветки катеров тоже происходят из любви. Стремление выделить свою лодку, сделать ее особенной и неповторимой. Не знаю, может, есть еще и какие-то практические цели или, наоборот, рыбацкие предрассудки... Факт, что в том, что я искренне наслаждаюсь, рассматривая все это.



Read more...Collapse )

Наблюдательное

Люблю ходить на камерные концерты классической музыки. Я - не знаток и не ценитель, но у меня есть ощущение, что эти два часа, потраченные на попытки почувствовать гармонию, "очеловечивают" куда сильнее, нежели, например, проповедь или другие идейные мероприятия.

Из приземленных развлечений, конечно, наблюдать за публикой. Например, есть там сестра-близнец Мика Джагера, которая всегда слушает музыку, закрыв глаза и покачивая рукой в такт.

А сегодня были две девушки из другого времени. Гимназистки со старых фотографий. Очень похожи, скорее всего сестры, старшая - темнее. Изящны до невероятности. Такую осанку я последний раз видела в "Аббатстве Даунтон", пожалуй. Впрочем, такие прически, уложенные с помощью шпилек, я последний раз видела там же. Как и искусство красиво сложить руки на коленях. На младшей - зеленая блузка с бантом. На старшей - бархатный жакет. Но одежда - это всего лишь одежда. На вид им лет 14 и 17 соответственно, но при этом в глазах такая глубина, что утонуть можно. С грустью подумала, что никто из их ровесников такую тонкость оценить не может, потому что просто не обучены. Но, может, у мироздания все-таки где-то припрятаны думающие, чувствующие хрупкую красоту юноши.

Дачные сады пахнут спелыми теплыми яблоками. Это такой немного прелый августовский запах, который не спутать с другими. Тягучие неспешные дни. Некоторые листья торопятся желтеть. И ветер уже осенний, не летний.

Купила мелкой рыбешки на "пожарить". Дети, выросшие у реки, постигают дзен с ранних лет. Очередной бесконечный летний день. Отец утром ушел на рыбалку, принес всякую "мелочовку". Совсем крошечные идут соседским котам. С остальными - сначала утомительная чистка, затем - жарка...

Наконец , рыбу можно есть. Но все эти карасики, красноперки и другая плотва - страшно костлявые, поэтому ужин растягивается,  и растягивается,  и растягивается. А затем мама пересчитывает оставшиеся головы, чтобы быть абсолютно уверенной в том, что ребенок "поел по-человечески".

***

 "Москву 2042" я прочитала лет в тринадцать. Случайно нашла в книжном шкафу (родители не контролировали и не возбраняли, читать можно было все, что найду), сочла обложку забавной. Да и сам роман таким казался. Тогда.
 
Смерть Войновича не пугает. Сердечный приступ, возраст, в общем, понятная история. Но Сенцова эти бляди убивают целенаправленно. Получается, даже Бродский был крайне наивным человеком, утверждая: "Мир, вероятно, спасти уже не удастся, но отдельного человека — всегда можно".

Подгора, Хорватия

Со мной хорошо ездить отдыхать в южные приморские города, потому что семь лет в Ялте не вычеркнешь, да оно и не нужно. Я интуитивно знаю, где недорогая еда, старые живописные улочки и... Те места, которые вот, казалось бы, в пяти минутах пешком, но при этом уже не курорт, а безвременье. Или остановившееся время. И, конечно, краски. Все-таки на юге цвет видят совсем иначе.


Стихии

Я обожаю воду во всех ее проявлениях. Человек, не любящий плавать, вызывает у меня подозрение сродни чеховскому "а уж не сволочь ли он?". А вот к земле, как это ни странно, такого чувства нет. Возможно, мне стоило бы жить на лодке, но со всеми благами цивилизации.

Человек без корней - этот тот, кто стремится к колыбели жизни. 







Путевые заметки

Вся эта железнодорожная тема очень важна здесь. Никакие космические корабли никогда не победят эту метафизику. Я уже как-то писала, что если что-то и держит Россию в целости, то это железные дороги. Поэтому Витте - самый умный министр).

Павелецкий вокзал - это квинтэссенция страны. Серый обшарпанный, зато с инфоцентром, модными бургерами и крафтовым (невкусным) пивом.
 

Про кино

 Так совпало, что на неделе посмотрела два фильма: "Холодную войну" (Zimna wojna) Павла Павликовского и "Довлатов" Алексея Германа-младшего. Два фильма о прошлом времени, об эпохе родителей режиссеров, о важности и трудности "быть никем и быть собой".

При всем сходстве фильмы, понятное дело, совершенно разные. Павликовский, как я люблю говорить, "во-первых, это красиво". Каждый черно-белый кадр как отдельный шедевр. Лаконичность и сдержанность линий как рамка для сумбурных эмоций героев и бесконечного, до самой смерти (она только и есть избавление и от мира, и друг от друга), выяснения отношений. География этой сложной истории любви-ненависти меняется каждые 15 минут (Польша, Германия, Франция, Югославия), потому что она, опять-таки, только сопутствует тому, что между героями.

И неожиданно теплый, в пепельно-желтых тонах, Ленинград 70-х годов у Германа-младшего. При этом фильм можно было назвать и "Бродский" или "Давид" (художник, занимающийся фарцовкой), и "Елена Довлатова", и "Шолом Шварц"... Короче, по имени-фамилии любого из героев. Потому что это прежде всего фильм о настроении, эпохе, атмосфере... И о необходимости уезжать навсегда (не на 15 минут, не на несколько лет, навсегда). Удивительно понятные и родные герои, но при этом до чего же нелепыми они кажутся. Все эти бесконечные разговоры о литературе и смысле жизни в тот момент, когда, казалось бы, эта жизнь рушится...

 

Profile

ja
refleksia
refleksia

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com