Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

ja

"Ассой" навеяло

Иногда самые интересные истории - это неслучившиеся истории. Например, свидания без продолжения. Одно из лучших свиданий в моей жизни (а была вся атрибутика именно свидания: вечер, звезды, вино, морской воздух, разговоры) было: а) совершенно незапланированным б) невероятно увлеченным в) потрясающе искренним... На самом деле, список эпитетов можно продолжать бесконечно, но все они объясняются одной единственной простой причиной: ни одна из сторон не хотела и не планировала продолжения. Фактически это был акт чистого искусства. Прекрасный и вдохновенный. 
ptica

Прощанье, запрещающее грусть

А Ялта провожала меня совершенно фантастической радугой. Сначала - холодным пронизывающим ветром, а потом, словно простив, показала эту радугу над виноградными холмами...

Наша любовь навсегда, несмотря на расстояния. Вроде как каверинское "Перед зеркалом"... Пронзительно прекрасное нежное чувство. Не зрелое, а потому во многом восторженное. Внезапное, а потому основанное на восхищении. Порывистое, а потому принимающее все мелочи без разбору.

У меня была чудесная первая любовь, пожалуй...

ptica

Долгие проводы, лишние слезы

Уезжать из любимого города тяжело. Бродишь по переулкам, гуляешь в любимом парке, а в родной театр заходишь, чтобы сказать "До свидания!"...

Я не люблю переезды, но постоянно их совершаю. Почему в заповедях не сказано "Не зарекайся!"?
photo

Этот город – самый лучший

Ялта, помимо прочих достоинств, ценна диалогами. Например, любимый тир. Ему семьдесят лет, его снимали в «Ассе»… Там старые мишени. Когда попадаешь по белым кружкам, медведи пилят бревно, вертится мельница, козел ловит рыбу, играет музыка и загораются лампочки… А еще есть разговоры с тирщицей.

Она не будет останавливать коня на скаку. И уж тем более, тушить избу. Она улыбнется, поговорит… А для самых глупых она покажет мишени, которые она выбивает…Без упора. Кто в теме,поймет...

И вот, мы говорим и шутим. Она собирается на соревнования по стрельбе в Киеве, а я выбиваю «самолет» - одну из  самых сложных мишеней…

А потом такси. И снова разговор. Восточный мужчина, который мог бы быть моим дедом, рассказывает о необходимости романов на стороне.
- А вы женаты?
- Конечно!
- А давно?
- Сколько себя помню!
- И много было романов?
- Я, что, считаю, да?

Этот город – самый лучший город на земле…
ja

Эпиграфа ради

«Беда с ними. Каждый год та же история.
Приезжают к нам издалека: одинокие, замерзшие, полуживые.
Отогреются немного на южном солнышке, подышат свежим воздухом,
и начинают хорохориться, посматривать друг на друга, ухаживать.
Потом прощаются, плачут, клянутся встретиться через год.
А посмотришь следующим летом – совсем другие лица мелькают,
а те, кто клялся и ожидал встречи, уже нашли себе вечное пристанище и покой...
Как стрекозы-однодневки над водой. Все в них непродолжительное – и жизнь, и чувство – на один сезон.
И только мы, здесь, вечные. Ожидаем их, готовим комнаты, ухаживаем за двориком и садом…
Боже, когда уже остановится эта карусель?»
С.К.

Еще из вечных категорий в Ялте – старый троллейбус. Вечером зашли с собакой в пустой, говорю ей: «Давай, сбылась твоя хрустальная мечта» и отстегнула поводок. Жуля мечется между креслами, а я смотрю в окно на любимый город. Хорошо, когда чувства взаимны, прочие – не имеют смысла.
photo

***

И пока я готовлюсь побывать по ту сторону (а именно съездить на театральный фестиваль в качестве гостя), хочу заметить, что у приближающегося сезона есть и положительные моменты.

Во-первых, море все-таки греется.
Во-вторых... Ах, этот майский терпкий воздух. Он соткан из запаха прибоя, жасмина и ноток дорогих сигарет.
В-третьих, в стратегически верной близости от Театра открылось летнее армянское кафе. Нет, не так.
Летнее Армянское Кафе "СКАЗКА", где меня кормят в долг (да, я кое-чего добилась в жизни).
Хачапури, ламаджо, люля-кебаб и много других вкусных слов, звучащих скорее, как музыка, нежели как набор звуков.
спасательная

Мимолетное

№1.
Снился спектакль на свежем воздухе, посреди виноградных полей. Актеры в греческих хитонах, но содержание отнюдь не античное. «Сцену» освещают несколько прожекторов, расположенных на высокой, жуткого вида металлической конструкции, играет цельный симфонический оркестр,  зрители сидят вокруг на офисных стульях.

№2.
В автобусе. Парень, не обезображенный интеллектом. И вдруг, поправляя прядь волос у девушки, он преображается. Взгляд настолько полон любовью, настолько одухотворен, что за этим даже неловко подглядывать…

ja

Что такое осень?

Я помню свою последнюю осень в Капатобе. Вся она была одним пронзительным призывом: «Оставайся!». Город прихорошился цветными листьями, он звучал нежным шорохом и весь был понизан теплыми солнечными лучами.

В Ялте осень ветреная. В прямом и переносном смысле этого слова. Переменчивость является определяющей характеристикой. Утром – солнце, вечером – стулья, днем – дождь, вечером – шторм. Или – наоборот. Или – тот же набор, но 2-3 раза на день.

Здесь, черт возьми, не успеваешь определиться с осенним настроением. Вот только было классическое бабье лето, когда горы, словно палитра сумасшедшего импрессиониста, а, следовательно, надо восхищенно глазеть по сторонам и думать о чем-то незыблемом, но приятном… Как смена времен года или непоколебимость камней Симеиза...

Так ведь нет! На следующий день море становится иссиня черным, грозным, непокорным. И приходится настраивать себя на мысли о быстротечности бытия. Едва успеешь проникнуться мимолетностью происходящего, как начинается унылый дождь. А это значит, что надо пить глинтвейн и думать о чем-то утомительно серьезном... О специфике менталитета, например. Или дискутировать на тему взаимоотошений...

В общем, сплошной сумбур и никакого давления. Из разных городов грустные вести. И все-таки, все-таки удивительно приятная в своей легкости гармония. Такая же сложно уловимая и переменчивая, как осень вокруг. Я уже давно смирилась с собственной метеозависимостью.

ja

Гурзуф, Чехов и планы на будущее

Опять об Гоголя об Чехова

Будь Антон Павлович в свое время похитрее, еще бы тогда запросил у городских властей небольшой процент за, так сказать, «популяризацию» курорта. Но будучи человеком творческим, а следовательно, непрактичным, Чехов вынужден был продать авторские права на свои произведения и строить дачу на честно заработанные деньги.

Отгрохав двухэтажный чудесный домик, Антон Павлович, опять таки будучи человеком непрактичным, не стал селить на первом этаже «отдыхаек», а начал принимать гостей: Шаляпина с ариями, Левитана с красками, Бунина со стихами, Горького с надзором, МХТ с Немировичем-Данченко…

От такого изобилия впечатлений Чехов вынужденно бежал в Гурзуф, где, уже будучи наученным печальным опытом, купил дачку совсем небольшую. И начал работу над пьесой «Три сестры»…

***

Сейчас Чехов в Ялте является персонажем мифическим. И, можно сказать, образ его давно живет своей жизнью, причудливой и разнообразной. От случайного «О! Дама собачкой! Ни х** себе! А че, она в Ялте была?» до рьяных экскурсоводов Белой дачи, которые к Чехову относятся с маниакальной любовью и ревностью. «Любите ли вы Чехова?» - сразу спросят они при первом удобном случае, и не дай боже вам проявить свою любовь недостаточно сильно…

Но я сейчас не о Ялте, а о Гурзуфе, куда вслед за Чеховым убегаешь на выходной, чтобы сменить набережную, поесть других чебуреков, да и просто отдохнуть от ялтинской суеты в суете гурзуфской…



Здесь концентрация Чехова, как ни странно, гораздо выше и лучше. Стоя у маленького домика на три комнаты, терраса которого завешана местными пейзажами, веришь, что Антон Павлович был не только великий писатель, но и вполне живой человек, причем, судя по всему очень неплохой. То есть местного хересу с ним было бы хорошо выпить. Вот прямо здесь, на терраске, на ветерке. С видом на море, ага.











Вот и в плане Гурзуфа я с Антоном Павловичем согласна. Потому что, толком не разобравшись с настоящим, давно уже решила на будущее, что по достижении преклонного возраста перееду в Гурзуф.

Collapse )

И все же, все же, главным доказательством очевидности моего решения в этот раз стали не идиллически тенистые дворики и узкие улочки, а случайная встреча. Эта чудесная женщина пила шампанское, закусывала его семгой, пела под аккардеон замечательные песни собственного сочинения и вообще являла собой сгусток жизенной энергии. Думаю, во многом это благодаря месту жительства. Так что у меня есть шансы на такую замечательную старость. Осталось освоить аккардеон.

ja

***

Страшный человек. Исполняются все невнятно сформулированные желания, хорошо получаюсь на фото для документов и люблю бродить по городу одна. Последнему в Ялте препятствует легкая атмосфера города для знакомств. Но темные очки и плеер и здесь спасают от человечества.

Сегодня туман, что не видно горизонта. Город, как акварельный пейзаж.

Collapse )