Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

ja

О внезапности принятия некоторых решений

В моей голове есть небольшой изъян, отвечающий за непредвиденные решения. Вот как сегодня. Когда под дождем идешь с работы домой и неожиданно понимаешь, что необходимо срочно прокатиться на ялтинской канатной дороге. И нет тому решению логических обоснований, просто нужно и все.

И вот, скрип кабинки, капли дождя на ветровке, "Есть город золотой..." тихо себе под нос, панорама города… Катишься себе наверх и думаешь, что изъяны – это не так уж плохо…

Collapse )
photo

Слайды памяти

Когда в сердце живут два города, они переплетаются своими улицами и поворотами в один. Это в реальности их уверенно разделяет 142 поезд и 32 (или 34?) часа пути. А во снах ялтинские улицы выводят на саратовскую площадь,  Волга плещется о Массандровский пляж, а саратовские друзья выпивают коньяк у кромки моря. Это как наложение одного кадра на другой, когда сквозь горы проступает выгнутый динозавром мост между Саратовом и Энгельсом (еще один город из моих снов).

Сегодня кормила голубей на набережной. И сразу в голове набор ассоциаций «made  in Капатоб»  -  городской парк, легендарная Мася – любительница сгущенки, разговоры на дереве…  Или сильный ветер, хватающий за горло, когда выходишь из дома. С него начиналось мое утро в степном Саратове, он же встречает меня в узком ялтинском переулке…

 Эти слайды памяти так быстро мелькают перед глазами, что уже и не различить…  И сразу подкрадывается это знакомое ощущение, родом из детства… Будто бы все происходящее либо сон, либо чья-то нелепая фантазия (скорее всего, моя собственная)…  Да все что угодно, кроме действительно происходящих событий.

photo

Стихийное образование Черного моря.

Несколько лет, а, возможно, месяцев. Подумать только – образование нового моря за несколько месяцев. Глобальная катастрофа. Стихийно уничтожая старую жизнь, создает почву для новой. Почву, которая будет формироваться еще несколько тысяч лет, чтобы сформировался полуостров. А поднимись уровень воды еще немного – был бы самым настоящим островом, оторванным от материка.

И эта неустроенность, незакрепленность крымской жизни. Все эти народы, приходившие на время. Невозможность, а скорее – нежелание, боязнь закрепиться НАВСЕГДА. Чтобы потом можно было писать объемные исследования о зарождении, развитии, загнивании и постепенном умирании цивилизаций (о Средиземном море Бродель написал целых три увесистых тома). В Крыму все это происходит слишком быстро. Читаешь и путаешься – кто за кем и когда пришел-ушел. Словно подгоняют друг друга не задерживаться на этой опасной земле. Вдруг, море опять выйдет из берегов. Так же стихийно и безжалостно, как тогда.

photo

(no subject)

В этом году у меня и 141-го поезда «Симферополь-Свердловск» юбилей. Вот уже пять лет я езжу на нем до Саратова в восемнадцатом или двадцатом прицепном вагоне. Порой мне кажется, что этот поезд и есть то единственное, что объединяет, а точнее сказать, связывает в моей жизни Крым и Саратов. В остальном же, они не пересекаются ни в чем, существуют параллельно друг другу даже в моей голове.

Путевой набор за все пять лет не изменился: дембеля черноморского флота (спортивные штаны, китель в позументах, бутылка водки и шлепанцы); гадалки после Джанкоя; украинская таможня с широкоплечими хлопцами и российская с хмурыми лицами различной половой принадлежности; станция Морозовская с крикливыми женщинами; продающими чухонь-тарань и шали (давно пора уже заворачивать в них эту рыбу и продавать одним комплектом); Белая Калитва с идиллической церковью на холме и колесом обозрения; широкое, так похожее на настоящее море, водохранилище…

Каждый раз я ловлю себя на ощущении, что если из этого ряда выскочит, вылетит, не случится в пути хотя бы одна составляющая, я не смогу вернуться в Крым. Это как «огонь – вода – медные трубы» или три обязательных испытания для сказочного героя: только выполнение всех дает необходимый результат – залитый солнцем вокзал Симферополя (за все пять лет, несмотря на время года, обязательно приезжала в ясный день).

Поезд с замершим временем внутри него и мелькающими однообразными пейзажами за окном, возможно, и есть воплощенное в металле пересечение времени и пространства. Стук колес, напоминающий о тиканье часов, преодолевающий километры.



ja

Феодосия

Очарование Феодосии нежно окутывает с первых моментов пребывания в городе. Оно разлито в воздухе, им пропитаны все старые улочки. Феодосия, «богом данная», отличается негромкой, но при этом удивительно тонко и мелодично звучащей красотой.

Вот Ялта – совсем другое дело. Она напоминает мне престарелую чудаковатую актрису (театральные ассоциации обусловлены Чеховым, видимо), давно вышедшую на пенсию. С манерной жестикуляцией, высоким поставленным голосом, вычурными оборотами речи. Она перебарщивает с макияжем и носит изящную восхитительную шляпку, фасон которой считался модным примерно столетие тому назад.

Феодосия, если я правильно поняла ее в тот единственный пока визит, сторонится «эффектного» поведения. Она не покоряет с первого взгляда. Ее очарование действует поступательно. Побродить по ее улочкам, «пропитаться» ее воздухом, изучить обзорную историческую статью из путеводителя - сложить цельную картинку из множества фрагментов для того, чтобы неожиданно для себя понять: «А ведь я влюблен в этот город! Бесповоротно влюблен!»

Не поэтому ли вернулся сюда из Петербурга обласканный властями и известный Айвазовский, бросив на середине блистательную карьеру? Не поэтому ли рвался в Феодосию измученный болезнью и издерганный жизненными неурядицами Грин?

Collapse )